Соловьев Сергей Александрович

ДАТА РОЖДЕНИЯ

25.08.1944

/

Москва

ОБРАЗОВАНИЕ

Часто выступает как сценарист. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1976). Руководитель объединения «Круг».

Родился в городе Кемь Карельской области. С 1960 по 1962 был рабочим на ленинградском телевидении. В 1969 окончил режиссерский факультет ВГИКа, где учился у А.Столпера и М.Ромма.

После триумфа картины Сто дней после детства (1974, сценарий совм. с А.Александровым; Приз «Серебряный медведь» на XXV МКФ в Западном Берлине, 1975; Серебряная медаль фильму для детей и юношества на XVII МКФ в Авеллино, 1975; Премия Ленинского комсомола, 1976; Главная премия, наравне с фильмом Когда наступает сентябрь реж. Э.Кеосаяна, и приз за лучшую операторскую работу на IX ВКФ во Фрунзе, 1976; Главный приз за лучшую режиссерскую работу в конкурсе фильмов для детей и юношества на МКФ лучших фильмов «ФЕСТ-76» в Белграде, 1976; Приз ЦК ВЛКСМ «Алая гвоздика» за лучший фильм 1975 года для детей и юношества, 1976; Государственная премия СССР, 1977) публика и критики обратили внимание и на прежние фильмы режиссера.

Ленты Егор Булычов и другие (1971) по пьесе М.Горького и Станционный смотритель (1972) по повести А.Пушкина (Приз итальянского радио и телевидения на МТФ в Венеции, 1974) должны были бы навести на мысль, что Соловьев – очень литературный режиссер и сценарист. Современный материал, который вскоре сменил экранизации классиков, способен ввести в заблуждение лишь восторженных поклонников режиссера. Даже в самом знаменитом своем фильме, где рассказывается о летних каникулах, проведенных в пионерском лагере, когда подростки быстро и неожиданно для себя взрослеют, нетрудно увидеть, что отсылки, вроде бы предназначенные для киноманов, узнаваемые экранные ходы – заведомо ложны. Эпизод, когда Митя Лопухин рассматривает в бинокль ничего не подозревающих ребят, будто напоминает о фильме А.Хичкока Окно во двор (1954), где столь типичный для нашего времени вуайеризм гипертрофирован, возведен в степень сюжета. Но Соловьев снимает «русское кино», и для него важнее, что тот же его герой, еще не понимая, что влюбился в девочку, которую словно бы впервые увидел, теряет сознание. Явная отсылка к бунинскому рассказуСолнечный удар, а само замедленное повествование, с деталями, перерастающими целое, с интерьерами и пейзажами, что занимают место персонажей, напоминает о той линии кинематографа, которая ставила перед собой задачу воплотить атмосферу классической русской литературы на экране (от Дворянского гнезда , 1969, А.Михалкова-Кончаловского до появившихся вскоре за фильмами Соловьева Рабы любви, 1975, и Неоконченной пьесы длямеханического пианино, 1977, Н.Михалкова, который, кстати, играл и в Станционном смотрителе, и в Дворянском гнезде). Попытка воссоздания средствами кинематографа ткани классической прозы и следующая отсюда неизбежная стилизации заметна и в выборе героини.

Открытая Соловьевым актриса Татьяна Друбич превосходно вписывается в ленты «ретро». Иногда пространство «ретро» разрастается до размеров целого фильма, как это случилось с лентой Избранные (1983), где латиноамериканские реалии – даже не мотивировка, а лишь предлог, ибо костюмы, шляпы, пластика персонажей куда больше напоминают другую Америку – страну времен сухого закона, какой ее показали Ф.Ф.Коппола, С.Леоне и М.Форман.

Подростковая тематика (в ее не «конфликтном», как, например, у Д.Асановой, а в «лирическом» варианте), параллели «прошлого» и «настоящего» необычайно пришлись к моменту, и фильмы Спасатель (1980, специальное упоминание на бьеннале «Кино-80» в Венеции, 1980) и Наследница по прямой (1982, Золотая медаль на МКФ детских фильмов в Салерно, 1983) закрепили успех.

Картина Чужая белая и рябой (1986, Большой специальный приз жюри на МКФ в Венеции, 1986; приз детскому фильму на ВКФ в Тбилиси, 1987) о послевоенном детстве была, вероятно, последней попыткой совместить заведомую литературность и скрытую цитатность (достаточно напомнить, что в одной из ролей снялся писатель А.Битов, фигура, несомненно, «знаковая») с нейтральным материалом.

Фильм Асса (1988) уже тем, что апеллировал к молодежной субкультуре, давал возможность многое списать на «стеб», объяснить причудливостью темы. Как бы криминальный сюжет (профессиональные заботы Крымова, мастера нетипичных преступлений), в очередной раз соединенный с мелодрамой (любовный треугольник: Крымов – его молодая подруга – юноша Бананан), тонет во вставных номерах – песнях В.Цоя и Б.Гребенщикова, теряется в чудесно поставленных пейзажах зимней Ялты (художник фильма М.Гаухман-Свердлов получил приз «Ника-88»). Рекламная кампания, развернутая вокруг фильма (плакаты, майки с надписью и т.д.), по интенсивности и доныне не имеет равных в отечественном кино. Однако фильм не приняли ни представители «высокого» искусства, ни той самой субкультуры, о которой он как бы рассказывал. И хотя режиссер и после устраивал шумные презентации, ленты Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви (1989) и Дом под звездным небом (1991, Специальный приз жюри КФ «Кинотавр» по разделу «Фильмы для избранных», Сочи, 1992), составляющие вместе с Ассойеще одну трилогию, не вызвали ажиотажа среди зрителей.

Возведенный в ранг современного классика, Соловьев ставит не для того, чтобы добиться отклика аудитории, а потому, что этого требует имидж. Так, он поставил в 1993 на сцене Малого театра Дядю Ваню, а на сцене Содружества актеров Таганки Чайку А.П.Чехова (премьера 5 февраля 1994).

Профессор ВГИКа, некоторое время председатель Союза кинематографистов России и президент Московского кинофестиваля, Соловьев вынужден снова менять стилистику. Мотивировка, оправдывающая сумбур повествования в последнем на сегодняшний день фильме Нежный возраст(2001), премьера которого прошла в кинотеатре «Россия» 14 февраля 2001, в день св. Валентина, – смутное время.

© 1993-2020 Гильдия кинорежиссеров России)

  • 1
  • 2
  • 3