«Общение с мастером было для нас праздником», – Вадим Абдрашитов

9 апреля 2021

В Белом зале Гильдия режиссеров провела ставший уже традиционным показ студенческих работ выпускников мастерской знаменитого отечественного режиссера, посвященный его памяти. В марте вечер был посвящен Марлену Хуциеву и его ученикам, в апреле – мастерской Михаила Ромма в честь его 120-летия.

И если «хуциевцы» показали работы одной мастерской, то на вечере Ромма зрителю предложили фильмы выпускников разных лет.


Как сказал режиссер Олег Шухер, работы «тщательно отбирали, старались, чтобы это были разнообразные и жанрово и открывали индивидуальности режиссеров, и, возможно, угадывали будущих своих профессионалов в этих этюдах, возможно, знатоки кинематографа могут увидеть уже знакомые нотки будущих больших художников». Эти фильмы снимались не для зрителя, а для овладения навыками профессии. На первых курсах – немые этюды, потом курсовые работы и, на последнем курсе – диплом. В показанной на вечере подборке как раз все эти, скажем так, разновидности и присутствуют. И если дипломные работы еще можно было как-то увидеть – большинство из них снималось на профессиональных студиях – то курсовые, а тем более немые этюды показывались в просмотровом зале исключительно мастеру и студентам, потому посмотреть их на большом экране – огромная удача. Тем более что в программе были фильмы корифеев отечественного кино – Никиты Михалкова, Андрея Кончаловского, Андрея Смирнова, Динары Асановой, Вадима Абдрашитова.


Народный артист России, кинорежиссер Вадим Абдрашитов – студент последней мастерской Ромма – сказал о своем мастере: «Это личность такого калибра, такой крупности характер, что рассказать за пять минут практически невозможно. Этот человек фантастического творческого потенциала, размер этого потенциала просто невероятен». И это действительно так – «Пышка» и «Тринадцать», «Убийство на улице Данте» и «Обыкновенный фашизм», совершенно новаторская для своего времени картина «Девять дней одного года» – эти все фильмы снял один человек, Михаил Ромм, но насколько они разные, словно в нем одном сосуществовали несколько разных талантливых режиссеров. Ромм готовился выпустить картину «20-й век», но не успел. Была черновая сборка и один показ, о котором тоже рассказал Абдрашитов. «К лету 71-го года Михаил Ильич сложил первую сборку  и повез нашу мастерскую на «Мосфильм» показать, что вышло. В зале было человек 40, не больше. И поскольку это все шло без звука, то Михаил Ильич сел в зале и своим известным характерным голосом стал комментировать то, что он снял и во что превратил хронику, подчас очень даже известную. Он стал тем ведущим, каким был в «Обыкновенном фашизме». Это зрелище было часа на два с половиной. Это был поразительный фильм, который миновал нас с вами. Это картина о болезни 20 века – массовом психозе, о психозе толпы. О том, что человек, сам по себе являясь личностью какой-то, попадая в толпу и превращаясь в частицу толпы, теряет свою личность как таковую». Осенью того же 71-го Рома не стало, и фильм доделали его соратники – Марлен Хуциев и Эдем Климов. По словам Вадима Абдрашитова, «получилось хорошее кино, но совершенно иное».


Интересный мысли высказал Абдрашитов и о современном кинематографе. Мысли, с которыми трудно не согласиться, наблюдая за тем, что льется на зрителя с киноэкранов. «Современный кинематограф, проделав виток спирали своего развития, возвращается к своим истокам. Не в ту же точку, но по спирали в то же самое направление, к балаганному аттракциону, к ярмарочной забаве, с которых начинал. Он начинался так, потом развивался, взрослел, у него была какая-то юношеская пора, когда он был романтиком, искал свое место в жизни, утвердил это место за собой. Место за кинематографом как за искусством. Время шло, и, вот эта самая спираль, этот самый виток, привела его на сегодняшний день к балагану. И этот результат, это временное, надеюсь, явление, – результат всемирный. И если вспомнить, какие произведения великого искусства кинематографа в свое время получали «Оскар», например, «Пролетая над гнездом кукушки», «Кабаре» – это действительно киноискусство. А какое-то время назад Оскара получил фильм «Титаник» – абсолютно балаганная, ярмарочная, но профессионально сделанная картина. Она получила «Оскаров» не за киноискусство, а за кинопроизводство, за технические и кассовые достижения. Это данность на сегодняшний день. Сегодня пространство кинематографа, киноискусства скукоживается, его остается все меньше и меньше. Он превратился в развлечение, в аттракцион. Но поскольку жизнь продолжается, я лично верю в то, что есть следующий виток, и кинематограф вернется, может быть, даже приобретя очень многое, вернется, как и раньше это было, отвоевав себе некоторое пространство в качестве киноискусства. И тогда мы вспомним такого великого мастера, как Михаил Ромм».


А потом был просмотр – семь работ размером от одной до трех частей, совершенно разных по жанру и манере исполнения и разных по времени. Время это очень четко читалось – как, например, поэтика кинематографа оттепели в фильме «Мальчик и голубь» Андрея Кончаловского. Это работа еще и курсовая оператора Евгения Осташенко, и эти длинные проезды, пролеты, ручная камера – это все приметы времени. А сказочная эклектика картины Виктора Титова «Солдат и царица» с молодыми Далем и Васильевой чудо как хороша. Это почти одновременно со «Старой, старой сказкой» и тем солдатом Олега Даля и до придворной дамы Васильевой в «Обыкновенном чуде», но истоки явно отсюда. А две очень тонких немых этюда «Девочка и вещи» Никиты Михалкова и «Репортаж с асфальта» Вадима Абдрашитова – десять минут, и ни одного слова, по все настолько глубоко, емко и понятно, что дух захватывает. И в этих небольших работах виден и потенциал будущих режиссеров, и просматривается их манера. В фильме Динары Асановой «Рудольфио» чувствует режиссер картины «Ключ без права передачи», а в работе «Трамвай в другие города» – автор «Русалочки», «Марки страны Гонделупы» и других философских картин и спектаклей для подростков Юлий Файт.


Фильмы абсолютно разноплановые, но очень талантливые, что подтвердили и аплодисменты после каждой работы (почти забытое ощущение в Доме кино) и разговор после. Олег Шухер еще долго отвечал на вопросы зрителей, которым, определенно, понравился вечер.


Елена Ульянова, киновед

1/3